life
Кратко и метко
Я сидел в беседке и смотрел, как остальные греются у огня. Настроение было задумчивое, не грустное, а именно на порассуждать.
В беседку заходит один из людей:
- N. чего ты здесь сидишь? Не спи.
- Все нормально, я не сплю.
- Мне кажется, ты слишком много думаешь. Иди к нам.
- Мне интересно наблюдать со стороны. Смотри, какие там они все счастливые.
- Так говорят только несчастные люди.
- …
С тоской провожаю взглядом каждую парочку на улицах.
Вот она я - ни счастья, ни свободы.

Всегда прихожу сюда, когда хочу морально отдохнуть

- И чего ты пришла? За таблетками? А не дам я тебе ничего. Послушай, все с тобой хорошо. Даже лучше, чем с другими. Просто ты живёшь в своём мире. А реальность тебя ранит. Вот и вся беда.
- Так а что делать? Я с ума схожу.
- Найди себя. И уезжай отсюда.
Пора уже привыкнуть не звонить домой в минуты, когда на душе кошки скребут и хочется повеситься на собственном ремне. Ничего хорошего все равно не выйдет. Кое-как натянутая маска жизнелюбия и оптимизма слетит через несколько мгновений, и останется только настоящее лицо со снятой с него кожей.
Мне не нужна их жалость.
Не нужно, чтобы они из-за меня переживали.
Мне даже не нужны их понукания, как вполне взрослая девочка я и сама вполне понимаю, что нужно учиться преодолевать трудности. Самостоятельно. В гордом одиночестве. Крепко стиснув челюсти, чтобы между зубов не прорвался даже малейший писк.
До цельнометаллической леди еще очень далеко, к сожалению. Задушенная рыданиями, я каждый вечер обливаюсь слезами, благо что соседки временно съехали из блока и вернутся только к началу новой недели. По крайней мере, сейчас у меня есть возможность выплескивать свои эмоции. Есть возможность размазывать слезы по лицу, задыхаться, шмыгать носом, тихонько подвывать, будто от физической боли.
Я не знаю, что мне нужно. Наверное, хотя бы неделя передышки без мыслей о грядущей сессии и смене в лагере. Кстати, что будет там представить пока страшно. Безумно жаль детей, которым попадется вожатый с лицом-кирпичом, который не любит играть в игры-минутки, склонен к молчанию и, судя по двум последним годам, к депрессивным настроениям. Нет, правда, дети заслужили лучшего. Они достойны кого-то другого, веселого и заводного. Того, кто сможет настроиться на одну с ними волну, а не будет растерянно смотреть по сторонам и порываться заплакать в самый неподходящий момент.
Как пришла из школы вожатых, села смотреть фильм Сигарева "Жить". Прониклась всеми тремя историями жизни и смерти, но как бы сильна ни была трагедия персонажей, все равно не удалось убедить себя плюнуть на собственные невзгоды. Видимо, это так не работает. А сам фильм понравился. Так уж вышло, что питаю слабость к арт-хаусным драмам с неким налетом русской "чернухи". Не знаю, почему, но сердцу не прикажешь.
Научная руководительница только и делает, что кивает, дескать, все у тебя хорошо, все правильно сделано. А я стою и понимаю, что ничего не хорошо, что в жизни у меня, совсем как с курсовой, полный швах, потому как память с каждым днем становится все хуже и хуже. Я читаю текст, а потом с трудом могу связать пару слов на тему. Испытываю приступы эйфории и паники, сменяющие друг друга по нескольку раз за день. Периодически не вижу никакого смысла во всех своих стараниях и трепыханиях, ведь в конце все равно будет гробгробкладбище. Слезы идут сами. По любому поводу. Но я счастлива, когда не напугана. Я верю в себя, пока не возвращаюсь в другое состояние только за тем, чтобы из него вновь выпрыгнуть в "прекрасное далеко", где все в розовом цвете и каждый шаг - ступень к успеху. Дайте мне определенность, оставьте мне только одно состояние, и я либо переверну этот мир, либо окончательно замкнусь в себе и сделаю что-то нехорошее.
Интересно, сколько еще продлятся эти сумасшедшие качели???
Забавно, но все эти дни в дневнике я отмечаю как хорошие.
С годами меняются взгляды
Раньше я любил основательно критиковать край, в котром живу. И люди здесь не такие, и делают всё не так, а вон там, по то сторону границы, ну просто филиал рая на земле. Вот, мол, выучу я иностранный язык и уеду.
Недавно стал ловить себя на мысли, что прикипел к своему родному городу и никуда уже уезжать не хочу. Живу в миллионнике, всё знакомое и родное. Работу здесь найти можно. Цивилизация тоже представлена.
И люди. Я привык к их мышлению. Да, не идеал. Зато с ними всё понятно. Сколько по работе общался с иностранцами, подсознательно чувствовал, что они чужие. Да, они более открытые что ли, но с ними не было речи о той эмпатии, что появляется во время пьяных посиделок у костра.
"Окаянный край", хорошее выражение Беляева. Но это - мой любимый окаянный край.
Чувствую себя немного отрешенно, как будто я вообще не принадлежу этому миру.
Но мне всё спокойнее и спокойнее, я не схожу с ума, я просто не там, где должна быть.
И каждый раз, когда мне начинает казаться, что я разобралась в себе, я убеждаюсь, что это совсем не так.
Дружба - это тяжело
За всё детство у меня был лишь один друг, и то его присутствие ограничилось тремя годами, после мы разошлись, дела-дела.
Годы спустя я пробовал возобновить общение, но ничего не вышло. Он отвечал на отвали, а когда очень грубо сказал, чтобы я не навязывался, наше общение окончательно затихло.
В тот же год я сошёлся с другим человеком. Знал его уже несколько лет, но он не вызывал абсолютно никакого интереса. А тут мы так начали общаться.
Долгое вступление, уж пардон.
Прошло ещё много лет. Мы теперь с этим вторым лучшие друзья. Ну он так думает. И я к нему очень привязался. Если честно, его расположение для меня было самоцелью. Я годами высчитывал, что, где и как говорить, когда писать и так далее. Это было очень утомительно. Но мне было приятно его общество и не хотелось его утратить.
И всё время боялся показаться навязчивым.
И вот, сейчас всё как будто хорошо. Только я устал от этой игры. Я так привык себя контролировать в общении, что даже сейчас это делаю. Он - весёлый балагур, говорит что хочет, делает что хочет. Веселится… А я, весь такой начитанный и невозмутимый, и в душе несколько несчастный из-за того, что так сросся со своей ролью.
У вас были похожие случаи? Добились расположения человека и не знаете, что делать дальше?
Завтра впервые иду в школу вожатых, годовой курс которой мы с однокурсницами должны пройти за месяц. Как это будет организовано, знания какого уровня мы получим в столь короткий срок, подумать страшно. А ведь работа вожатого в лагере дохрена ответственная. В том числе уголовно и юридически.
Переживаю из-за курсача. Боюсь, что слишком мало источников, что нужно больше конкретики, что не получится нормально написать практическую часть, что возникнет затык с оформлением списка литературы. А еще страшно, что заставят многое переделывать, на что я сейчас не готова. Дурацкое чувство, когда ресурсы вроде есть, а вроде их и нет. Все зависит от расположения планет, наверное. По крайней мере, у меня такое ощущение, потому как логики в смене своих состояний я не вижу от слова совсем. То эйфория, то паника, то эйфория, то паника.
Но есть и положительные моменты. Например, мне совсем не хочется думать о смерти и суициде. Внутренний критик почти заткнулся на тему "лучше бы ты умерла", отчего мне стало легче. С каждым днем он проявляет себя все меньше и меньше, что является знаком то ли улучшения моего отношения к себе, то ли постепенного снижения критичности. Последнее не очень радует, но… черт, как же все-таки здорово не думать постоянно о собственной ущербности, а просто брать и решаться на что-то. Улыбаться незнакомцам, первой тянуть руку на паре, ввязываться в новые проекты, испытывая при этом невероятное счастье, которое буквально переполняет до краев.
Хочу поскорее в это состояние. Испробовав его единожды, уже трудно забыть о днях абсолютного успеха, когда никакие неприятности не могли выбить из колеи. Все было прекрасно. 24 на 7. И пусть так же будет, особенно в мае и июне, потому что иначе я не справлюсь ни с досрочной сессией, ни с собеседованиями в лагеря, ни с самой сменой в окружении табуна ребятни.
20:21
Моя жизнь сейчас кажется мне адом. Бесконечным и совершенно бессмысленным. Я не знаю, что и зачем я делаю. Кажется, единственно только для того, чтобы не мучать себя тем, что не сделала этого раньше, и не делать тогда, когда это может оказаться ещё сложнее, чем сейчас. Я сама замучила себя до полуживого состояния. Хочется сдохнуть. Даже не страшно, что я снова там же, откуда, как мне казалось, я окончательно выбралась. Сил нет. Вымоталась истериками и бесконечной нервотрепкой. Чувствую себя ничтожеством. Хочется засунуть все эти "надо" кому-нибудь в задницу. Зачем я все это делаю? Почему я не испытываю никакой радости? Почему меня преследует тревожность, с которой я никак не могу справиться? Можно я накурюсь? У меня ничего нет. Можно я нажрусь? Блять, у меня нет денег.

Спасите, кто-нибудь, пожалуйста. Я падаю обратно. Я не могу это остановить. Со всех сторон на мне закрывается яростный и крепкий капкан. Я сама его для себя придумала. Но спастись не могу. Я, в отличие от Лонли-Локли, не знаю, за что я себя прокляла.

Мне безвыходно, но не страшно, и это хуже всего. Я падаю, но мне это знакомо, мне не страшно, мне как будто даже хочется туда вернуться. Чтобы снова не надо было требовать от себя этой чудовищной ответственности и тащить себя через силу, насиловать, верить, что в этом есть смысл, что когда-нибудь станет лучше, когда-нибудь будет радостно и счастливо.

Я не хочу писать, что "я справлюсь" ни себе, ни другим, я устала справляться, устала верить, устала быть сильной. Я очень хочу сдаться, сложить ручки и лечь в гробик. И мне становится легче от того, что я просто позволяю себе признаться, что я все ещё ужасно далека от выздоровления.

Пожалуйста, помогите мне найти место, где я смогу быть слабой. Пожалуйста. Я загнала себя именно этим. Я все. Я кончилась, я уже труп.

Я не хочу молчать. И не хочу больше себе врать. Это не помогает. Где бы взять сил на эту жизнь.
29.03 22:40
Учусь по-настоящему вслух, серьезно и громко говорить окружающим о том, что мне плохо и том, что это серьезно, важно, это не блажь, а болезнь. Может быть, когда-нибудь смогу и с бабушкой или даже с бабушками об этом поговорить.
Когда в следующий раз кто-то спросит, почему я не сплю по ночам, я невозмутимым тоном отвечу, что работаю внештатным фотографом Луны.
- Приходится подстраиваться под график модели, знаете ли, ничего тут не поделаешь.
Закончились выданные лекарства - пошла на подъем. Совпадение? А кто его знает. Возможно, у них просто накопительный эффект, и когда действие закончится, все снова полетит псу под хвост.
Сейчас я активно общаюсь, стараюсь перебарывать страх перед курсачом (не всегда получается), веду себя свободнее, чем обычно. Хочу, чтобы так было всегда, а не время от времени с непонятной периодичностью.
Вновь начала засиживаться допоздна. Больше нет стремления поскорее закончить день, напротив, хочется не отпускать его как можно дольше, благо энергия на это взялась будто бы из ниоткуда. Вернулась к творчеству. Активно пишу в стол, выдавая даже больше дневной нормы, которую устанавливала для себя во время месячных челленджей. Готовлюсь закрывать досрочную сессию, морально настраиваюсь на работу в летнем лагере. Очень надеюсь попасть туда на пике, чтобы не возникало лишних проблем. Но пока надо устроиться, что будет не так просто.
Планов на будущее по-прежнему нет. Единственное развитие событий, которое для себя вижу, это возвратиться после окончания универа домой, сесть на шею родителям, а через некоторое время найти грошовую работу. Боюсь, что большего мне не дано.
Хочу вернуться домой. Не знаю, как дотянуть до майских праздников и совершенно не истосковаться. Сегодня даже прослезилась по этому поводу.
В общем, все почти хорошо.